Как добрый доктор стал злым

Свинство, что человек, который спасает жизни, зарабатывает меньше, что тамада на свадьбе. В стране, где на кучку коновалов приходится один настоящий доктор, надо что-то менять…

Да, дорогой дневник! Меня просто рвет на части!

Рассказали мои жених с невестой, что прозвонили нескольких ведущих и получили цифры от 25000 до 40000. Посчитать не сложно: 4 свадьбы в месяц по минималке = 100 000 рублей.

За что, ребята?! У нас было когда-то агентство праздников. Я знаю эту тему изнутри. Нет, я вовсе не против, что кто-то хорошо зарабатывает: модели, ведущие, блогеры… А что, если все нормальные доктора оставят свои больницы и сядут на диванчики писать умные, рейтинговые статьи? Они-то в сети заработают свое, а мы куда бежать будем?

Мнение Гугла о зарплате хирурга в Москве. Про регионы и спрашивать страшно.
Мнение Гугла о зарплате хирурга в Москве. Про регионы и спрашивать страшно.

В связи с этими переживаниями вспомнилась мне история одного провинциального ортопеда-вертебролога, к которому везли детишек-инвалидов со всего Дальнего Востока.

Доктор от Бога

Вот и мы с дочкой к нему попали. Три месяца лечились у коновалов, которые только усугубили и без того плачевное состояние. Сами угробили, а потому не давали направления в Центр для детей с ДЦП и невралгией.

Мама – медик, слава Богу. Надела белый халат, взяла мою кроху, и пошли мы туда «с ноги», как говорится.

Михаил Федорович осмотрел дочь. Первое, что он мне, молодой маме, сказал: «С такими матерями, как Вы, детей в гипс закладывают». Я ревела и оправдывалась. Бог мне свидетель, я выполняла все рекомендации коновалов: массаж по 5 раз в сутки, распорки, гимнастика, мотались автобусом на все процедуры, даже в минус 45 градусов. Разве я виновна в том, что диагноз поставили не на ту ногу и 3 месяца лечили здоровую?

Доктор выходил дочку за 3 недели. Все это время мы общались открыто и очень душевно. Доктор оказался человеком очень глубоким, чутким, интересным. Широчайший кругозор! Рассказывал во время процедур детям стишки. Через 5 лет, когда я приползла к нему со скрюченной спиной как к доктору и другу, он и мне читал стихи – во время блокады в позвоночник. Вспоминаю и умиляюсь.

Он стал, своего рода, Ангелом-Хранителем для нашей семьи. Потому что всем помогал, кому процедурой, кому консультацией, кому советом. От денег отказывался. Скольких загубленных детей, с ошибочными диагнозами, которым тоже отказали в направлении в центр, Михаил Федорович принял через заднюю дверь по моей просьбе! Скольких вытащил из инвалидности!

На что жалуетесь, доктор?

Михаил Федорович никогда не жаловался на жизнь. Всегда был оптимистичным, улыбчивым и, казалось, бесконечно добрым. И только однажды, немножко подшафе, рассказал, что живет с женой и дочкой в общаге, по которой проходит капитальная трещина. Как раз по их спальне. Переселять их не торопятся, а на квартиру он никак не может собрать со своей зарплаты. С одной стороны, деньги брать с тех, кому и без того в жизни досталось, совесть не позволяет, а с другой – жена пилит непрестанно. Доктор признался, что от безысходности выпивает почти каждый вечер…

Он пытался открывать платный кабинет в качестве подработки, но и там не научился «драть с людей деньги», как просила супруга. Аренда, налоги, бухгалтер, нищие пациенты, которые умоляли на коленях принять хоть за два гроша… В общем, не заработал он на квартиру.

В ту пору мы и покинули Дальний Восток. Общаться продолжали, но как-то все больше формально: поздравить с праздником и «как дела – нормально».

Два месяца назад подруга оттуда поделилась бедой: сделали собаке рентген после аварии, а что с ней по уму дальше делать, ни один ветеринар в городе не знал. В глубинке – это норма!

Я предложила ей сходить со снимками к Михаилу Федоровичу. Позвонила. Он не удивился просьбе, посмотреть снимки собаки и любезно согласился принять. Я обменяла их номерами и успокоилась.

Но не тут-то было. Подруга позвонила, пыхтела в трубку и возмущалась от души:

— Ты описывала мне совсем другого человека!!! Доктор твой принимает у себя в квартире. У него там отдельная комнатка для пациентов. Я пришла к назначенному времени. Он вышел, наорал, что рано приперлась. Он, мол, пока занят, приходите через 2 часа!!!

Мне куда деваться? Ушла оплеванная, через 2 часа вернулась. Он был уже в другом расположении духа. Изучал снимки очень внимательно и сказал, что возьмет их в центр посмотреть на оборудовании. Предварительно вынес вердикт — в этом городе нам никто, скорее всего не поможет. Так это я и без него знала! И знаешь, сколько он с меня взял на 5 минут консультации?

— ?

— Две тысячи! Вернее, как он выразился: «Пока две тысячи».

Я краснела, бледнела, извинялась, как могла. И продолжала ушам своим не верить.

Скурвился твой доктор!

Следом позвонила сестре, спросить, что она знает о судьбе Михаила Федоровича.

— Скурвился твой доктор! Бросил жену. Бросил бухать. Женился на молодой, красивой, родили дочку. Деньги теперь загребает, не стесняясь. И хамит, как дышит. У меня со спиной беда. Он один может мне помочь, но так идти к нему не хочу…

Такая вот история… Сердце кровью обливается! Как я могу осудить Михаила Федоровича за то, что он скурвился. Он – мужчина, кормилец!

Я не понимаю, почему одни трясут задницами с экрана и всё имеют, а такие люди, как Михаил Федорович, не могут покрыть и основных нужд?!

Прогнило что-то в нашем государстве. И уже, видимо, окончательно…

Стихотворение в тему:

***

Земля подобна храму на крови.

Напитана молитвами святыми.

В моих сосудах родники твои,

Святая Русь, великая Россия!

Все то же небо, солнце, соловьи.

На горке церковь — служат Литургию.

Но богохульства больше, чем любви…

Спаси, Господь, спаси мою Россию!

Все те же травы, нивы, тополя.

Но воздух наполняет истерия,

Ведь саранча стрижет твои поля,

Святая Русь, страдалица Россия.

Вдали ревёт пила. Не по себе:

Нас, знаю, скоро подчистую спилят.

Но наши корни навсегда в тебе,

Святая Русь, распятая Россия!!!

Куда уходят души абортированных детей?

Пишу, и самой страшно…

«У меня 36 абортов и отменное здоровье!»  — бравурно, с широкой улыбкой сказала соседская бабушка Лида, помогая скрюченной мне досаживать клубнику в огороде…

36 абортов! У меня меньше, да и тема улыбки не вызывает.

аборт, куда уходят души младенцев, что будет с душой после аборта

Несколько лет назад я приходила к батюшке с вопросом, куда попадают души абортированных младенцев. Он ответил, что как такового учения об этом в Православной церкви не существует. Однако есть откровения и размышления отдельных святых людей. Весь диалог свелся к одному

Аборт есть убийство, и женщина-детоубийца должна каждый день жизни молиться о чадах, убитых ею во утробе.

Это я знала и до беседы с батюшкой. Вопрос остался открытым. Но кто те святые отцы, о которых говорил батюшка и что было им открыто?!

Накопала я много информации. Читала Григория Богослова, Августина Блаженного, Григория Нисского, Макария Великого, и единого мнения там, действительно, не нашла. Слова Феофана Затворника легли на душу: «А дети – все Ангелы Божии суть. Некрещеных, как и всех вне веры сущих, надо предоставлять Божию милосердию. Они не пасынки и не падчерицы Богу, потому Он знает, что и как в отношении к ним учредить. Путей Божиих бездна!»

Вероятнее всего, святые говорят о детях, которых хотели родить, но… Возможно, что у абортированных младенцев другая участь?

Путей Божиих бездна, но…

Я увидела фильм «Память смертная» Галины Царевой, где с 42 по 48 минуту несчастная женщина рассказывает, как встретилась со своим не рожденным ребенком, видимо, в состоянии клинической смерти. Ей было показано жуткое место, где абортированные младенцы терпели муки невыносимые.

Я решила, что это чушь! Бог добрый! Он не может допустить страдания для ни в чем не повинных душ.

Бог добрый.  Но…

Мне подарили книгу Архимандрита Кириона (Ониани) «Юродивый Гавриил (Ургебадзе), преподобноисповедник», издание Сретенского монастыря, 2018 год.

гавриил ургебадзе об абортах

На странице 72 читаю рассказ отца Гавриила о том, как Сама Богородица показала преподобному Гавриилу место, где находятся абортированные младенцы…

Описанное преподобным Гавриилом очень походило на то место, о котором говорила женщина из фильма «Память смертная». Два откровения приводят к одному и тому же месту…

Я сохранила эту историю. Когда разговор заходит на тему абортов, не могу умолчать о ней.

Прочитать книгу онлайн можно здесь:

https://topliba.com/reader/776212

На истину я не претендую. И все же боюсь, что показанное преподобному Гавриилу и той женщине место и есть посмертная участь абортированных детей.

Как Господь допускает такое?

Бог сотворил человека со свободной волей. Бог дал человеку заповеди: живи, соблюдай – и будет тебе счастье! Но мы сами выбираем себе несчастья, когда идем против заповедей, а значит, и против Бога.

Выходит, что женщина, выбирающая аборт, сама обрекает дитя на страдание. Это ее свободный выбор. Бог бы и рад забрать дитя в свои обители, но Он никогда не посягает на свободную волю человека. Никогда…

Сколько же «но»…

Рак. Она любила свою болезнь.

9 июня 2021 года в больничной палате умерла Татиана. Она любила свою болезнь. «Если бы ни рак, — говорила Таня, — я никогда бы не узнала, что небо пронзительно синее, люди такие добрые; я никогда бы не узнала, как жертвенно умеют любить мои близкие».

Когда Таня услышала свой диагноз, её первая реакция была шоковой. Казалось, что смерть близко-близко. Отчаяние загоняло в угол. Надежда была только на врачей. Операции, облучения, химиотерапия… На какое-то время ей даже показалось, что болезнь удалось победить.

Небо синее

Выписка. Путь домой. И вдруг из окна автомобиля за редкими облаками Таня увидела Борогодицу. Не поверив своим глазам, отвернулась. Сколько ни пыталась она избавиться от навязчивого видения, Богородица продолжала сопровождать ее в пути.

Стало не по себе. О том, что Бог есть Таня догадывалась, но ходить в храм, учиться жить по заповедям, в ее планы не входило. Взгляд Богородицы с небес, пронизывающий насквозь, перепугал настолько, что вместо дома Таня отправилась в храм. Богородица сопровождала ее до дверей.

Помолилась, как сумела. Беспокойство и смущение отступили. Всякий страх, даже страх смерти. На смену пришел покой, умиротворение. Таня испытала такое счастье, какого не случалось с ней прежде. Казалось, что сейчас она любит всё и всех вокруг.

В этом новом для себя состоянии Таня вышла из храма и сразу посмотрела в небо. Богородицы не было, впрочем, как и облачков. Таня увидела бесконечное синее небо и, впервые в жизни, восхитилась его величием. Завораживало всё: пение птиц, различие рисунков кроны на стволах деревьев, детский смех, игривые солнечные лучи. Удивительно красивыми казались все люди на планете!

В храм стало тянуть постоянно. Здесь она чувствовала те любовь и утешение, которых нет больше нигде в мире. Так начался ее путь к Богу…

«Слава Богу за всё»

Я знаю, что время — вор, оно стащит многие мои воспоминания. Как же мне хочется сохранить в памяти всё, что связано с этим светлым человеком — Таней!

Помню нашу первую встречу. Мы с кумом вышли из храма, стояли у ворот и никак не могли разойтись по домам. Не уверена, какой это был месяц, но точно осенний. Год 2018.

— Здравствуйте! Вы простите меня за беспокойство, — сказала бледная, полноватая женщина лет пятидесяти пяти. — Мне так хочется подарить Вам эту брошюрку! Здесь такие слова! «Вся природа послушна Богу, а человек — нет», возьмите, вот полистайте, прошу!

Она протянула мне дрожащей рукой акафист «Слава Богу за всё».

— А почему именно мне? — растерянно и удивленно спросила я, наспех пролистывая страницы акафиста.

— Я наблюдала за Вами в храме. И мне захотелось с Вами поделиться радостью, которая приходит в сердце, когда читаешь этот акафист. Вы, наверное, в храм недавно ходите?

— Лет восемь.

— Ну, ладно, — как-то нелепо ответила она.- Простите еще раз.

Она развернулась и пошла к машине. Мы с кумом окликнули ее, чтобы спросить имя.

— Ой, да! Простите. Татьяна.

Так и познакомились.

«У тебя не будет рака!»

С Татьяной мы стали часто видеться в храме. Обменяли телефонами. Много общались. Казалось, в моем лице она нашла человека, которому можно выговориться за всю жизнь. О себе я говорила мало. В основном, как могла, старалась утешить Таню, увести наши диалоги в духовное русло.

Так и прошли полгода нашего общения. Тогда-то и у меня возникли сложности со здоровьем. Операция была неизбежна. Биопсия должна была показать мои перспективы.

«У тебя не будет рака!» — уверяла меня Таня. Будем молиться.

Молились многие. Операция прошла превосходно. Слава Богу за всё!

Таня дозвонилась мне в числе первых после операции. Я рассказала о чудесах Божиих, явленых днесь. О том, что операцию делал мне мой земляк — чудесный доктор из Якутии. На этих словах моего повествования Таня зарыдала в трубку. Прервав меня, она спросила:

— Так ты, Мариночка, из Якутии?

— Да, ответила я.

На что Татьяна разрыдалась еще больше.

— Что случилось-то? Таня, Вы там в порядке? — закричала я в трубку и услышала нечто.

Истинная история нашего знакомства

Когда все беды на меня свалились, и я начала ходить в храм, прикипела я к отцу Георгию. Все ему рассказывала! Про рак свой, про лежащую болящую маму, про мужа, который так долго бывает на работе, что я очень часто одна. Батюшка успокаивал, подкреплял, насколько мог.

Из-за всех проблем, которые свалились на меня лавиной и по маловерию, конечно, уныние было моим вторым диагнозом. Иногда оно переходило в отчаяние. Общение со мной тяготило окружающих, я это чувствовала, но справиться с собою не могла.

Однажды на исповеди отец Георгий сказал:

— Унылое Вы моё чадо! Что же мне с Вами делать? Думаю, надо познакомить Вас с позитивным, неунывающим человеком. У нас тут есть такая одна Марина. Она из Якутии. Вот с ней-то я Вас и познакомлю.

Я всё ждала этого знакомства, но, видимо, батюшка совсем забыл о своем намерении. Напоминать мне было неловко. Тогда я стала наблюдать за всеми женщинами в храме. Как только я видела улыбчивую, жизнерадостную женщину, я подходила к ней после службы и спрашивала: «Вы случайно не Марина?». «Нет», отвечали Оли, Кати, Фотинии и все остальные. Пара раз встречались Марины, но и они были не из Якутии…

Вот видишь, Мариночка, какое чудо Божие! Батюшка нас забыл друг дружке представить, а Бог Сам нас познакомил.

Метастазы

Следующие полгода нашего общения сроднили нас. Танина семья заменила мне родню, отошедшую в сторонку. У Тани болели некоторые кости, но в целом самочувствие ее радовало, анализы были хорошими. Словно беды ничто не предвещало.

В тот день я рассказывала ей о приятных событиях в моей жизни: новых знакомствах, новых стихах. Она сорадовалась. А после поделилась своими новостями.

— Я пока семье не говорю… У меня метастазы в печени и даже в костях. Поясничная часть настолько хрупкая, что при неосторожном движении, даже лежа, я могу сломать позвоночник…

Семье сказали. Стали готовиться к госпитализации. А случилось это накануне дня города.

«Люди живут по-разному»

Мой путь домой пролегал через мост над рекой Кубань. Слева от него располагалось отделение онкологии. Таня ни раз здесь лежала. И снова должна была проходить по мукам в этих стенах.

Я смотрела сквозь сумерки в больничные окна. Это стало моей привычкой — смотреть в окна ракового корпуса или за его забор. Здесь была совсем другая жизнь — концентрированная, без суеты, а все же тут, как нигде, ценится каждая минута жизни! Даже обеды в онкологии готовят и подают с трепетом, ведь каждая трапеза может оказаться последней — это мне Таня рассказывала.

Вдруг за моей спиной бахнул салют. В окнах ракового корпуса стали тесниться пациенты. Для кого-то этот салют был последним…

Стихотворение родилось на выдохе. Прибежав домой, я лишь записала его по памяти. Подобное со мной случается редко.

Тане.

Окраина.
Раковый корпус.
А за спиной салют.
Люди живут по-разному.
Разные люди живут.

Вот ты — такая хорошая,
вернешься сюда опять,
чтобы в застенках города
корчиться и блевать.

Прости мне мое безмолвие.
Бессильны любые фразы.
У меня стихи этой осенью,
у тебя — метастазы.

Пустота — она та же химия:
от нее не меньше тошнит.
Как уродливы мы — красивые,
у которых нигде не болит!


Человек-пациент любуется
Из окна на последний салют,

На людей, что снуют по городу
И не думают, чем живут.

Чудо после смерти

Еще я хочу запомнить до конца своих дней странный эпизод. Впрочем, такое вряд ли забудется.

После отпевания, когда батюшка уехал, Танин сват увидел, что в уголке глаза у неё выступила слеза. Будучи циником, я тщательно присматривалась, уверяя себя, что это всего лишь блесточка с Таниного платка. И вдруг увидела, как выступает вторая слезка и сливается с первой. Сомнений не осталось!

Мысленно, я спрашивала Таню, отчего она плачет. Но что я могу услышать своим черствым сердцем?!

Мне хочется верить, что кто-то читает мой дневник…

Если вас тронула эта история, помолитесь о моей Тане, Христа ради:

Упокой, Господи, душу новопреставленной рабы Твоея Татианы и прости ей вся согрешения вольная и невольная, и даруй ей Царствие Небесное.

Вот так рождаются стихи или почему так хочется в театр в 80 лет

как пишут стихи, как написать стихотворение, дневник поэта, современные поэты, поэты из туапсе, туапсе

Приходит муза, садится рядом, что-то шепчет — и записалось! Большинство людей думают, что вот так и рождаются стихи. 

Античность. В эту эпоху к молчащему поэту относились, как к беременной женщине — с трепетом, стараясь ничем не потревожить.

Поэт вынашивает стихи! Да, магию рождения стиха можно сравнить с деторождением. Как и детей, стихи вынашивают до срока. Недоношенные стихи, как и дети, рожденные раньше срока, бывают слабыми. Время — сверхточный инструмент в руках Всевышнего. 

Недавно, «случайно», в своем маленьком горном и прибрежном селе я познакомилась с пожилым московским академиком. Он — доктор. Медицине как науке — и в теоретической и практической её части — посвятил всю жизнь. Имеет несколько патентов на медицинские приборы и методики. Интереснейший человек!

Интеллектуальное общение, схожесть во взглядах — все это сперва захватило нас. Казалось, вот-вот и мы станем лучшими друзьями. И — бац! — в одном из диалогов я завожу речь о своей причастности к Православию…

«Православие». Это слово я всегда пишу с большой буквы. Для меня это то же, что «Родина», «Русь», «Бог». Православие — это та самая Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь, которая сохранила истину во всей ее полноте. Это — единственный путь для любого человека воссоединиться с Богом. 

Однако, мой академик, как только услышал о Православии, культурно наговорил мне гадостей и уточнил, на всякий случай, не обиделась ли я. О, нет! Я не обиделась! Так как слишком хорошо понимаю, что людей, которые действительно знают какую-то религию, единицы. Люди невоцерковленные, заходящие в храм раз в год поставить свечку или освятить куличи знают о Православии только то, что попы — это воры на мерседесах, а патриарх — их крыша. А как же Христос? Глава церкви — Он, а не патриарх. О Христе знают еще меньше… 

Ох, и смутился мой академик, когда я стала рассказывать ему, как интересно жить с Богом, что Бог — потрясающая безграничная Личность. Рассказывала, как ходила на молитву с учебником физики и задавала Богу вопросы, на которые вскоре получала ответы. О чудесах, которыми преисполнена моя жизнь. Он был поражен и сказал, что все верующие, которых он встречал раньше — это чернь. 

Вот тут хочется спросить, Блез Паскаль — ПАСКАЛЬ! — чернь? Войно-Ясенецкий Валентин Феликсович, он же святитель Лука — чернь? Никола Тесла — православный Никола Тесла! — чернь? Мне как-то страшно за людей, путь даже академиков, которые считают себя умнее вышеперечисленных мною. 

Супруга академика жить в селе никак не хочет. Ей нужны театры, выставки, выходы в свет… По рассказам, я решила, что супруга — строптивая молодуха. Когда в очередной раз она была упомянута в беседе, я набралась наглости и спросила, сколько же ей лет. 

— Восемьдесят, — ответил академик. 

Я поперхнулась и не сдержалась. «Восемьдесят! В таком возрасте люди к смерти готовятся, а не к театральным премьерам…» — так вот прямо и сказала. Странно, но академик рассмеялся и поддержал мою точку зрения. 

В нашем селе очень много пожилых людей. В храм ходят человек пятнадцать. Интересно, как собираются умирать остальные? 

Недавно познакомилась с одной милой пожилой дамой. Она собрала в своем доме много людей — был повод, но все они оказались православными. И только хозяйка была невоцерковленной. Гости спросили позволения помолиться перед трапезой на правах большинства. Хозяйка позволила, но кривилась всю молитву. За столом темы были разные. А у хозяйки — одна: как чудесно было раньше, как паршиво теперь. Причем, все  истории были рассказаны по три раза — тут уж возрастное. Всех нас ждет склероз, а он нынче ранний. По себе знаю. 

Домой с той «вечеринки» я ехала в автобусе «Славянск-на-Кубани -Туапсе» и все думала про моих прекрасных неверующих знакомых. Умные, добрые, общительные, но такие во многом предсказуемые! Их пугает тема смерти. У Елены Касьян — поэта и барда — была такая дивная строчка: «Человек — забавное существо: все умрут, а я один не умру…». Она знала, о чем пишет, ведь сама много лет умирала, побеждаемая раком. 

Все мои неверующие знакомые любят поговорить о чем угодно, только бы не думать о том, о чем обязательно  думать нужно

Ну, вот, начала со стихов, а закончила любимой темой смерти. Да, я думаю о ней часто. Это две стороны одной медали — жизнь и смерть. Как не старайся, разделить их не выйдет. Теперь к стихам. 

Мысль. С нее все начинается. Есть тема, которая сгущается надо мной, как туча, и сопровождаем несколько часов или месяцев. Когда ее концентрация достигает максимума, начинают рождаться отдельные строчки и падают в мой мозг редкими каплями. Я их запоминаю или записываю. Образов все больше — все больше строк. А потом приходит время садиться за черновик и править, править, править. 

Сегодня я написала стихотворение «Бездорожие». «Зачатие» его произошло, когда я рассмешила академика темой Православия. «Вынашивала» я его месяца полтора. А рождаться на свет оно начало 2 дня назад в автобусе «Славянск-на-Кубани -Туапсе» со строчки «Старость выстрижет память клочьями». 

«Бездорожие» (в причесанном виде)

Время выстрижет память клочьями,
Пеленою глаза завесит нам.
Будут губы твердить истории
Про вчера, где всё ладно, весело.
Было дело, да дело прошлое.
Все регалии – пыль сундучная.
Не войти нам с тобой в историю,
Ну а вляпаться – дело случая.
Разгулялись мы по-над пропастью,
Всё цитатами сыплем-брякаем.
Как нести хомут – стонем, охаем,
А как сладится – тут же якаем.
Ничего-то в нас не меняется…
Сто путей, а всё – бездорожие!
Не дадут плода виноградники,
Что посажены на безбожии.
Тормози, дружок, разворачивай –
Впереди только смрад да вороны.
Пусть тебе это всё не нравится,
Путь один – на другую сторону!
08.06.2021 год

В здравом уме и крепкой памяти)))